От Бога к Человеку или от Человека к Богу

В книге Код Бессмертия я иронизировал по поводу догмы filioque, послужившей главной причиной раскола христианской церкви на западную – римско-католическую и восточную – православную с центром в Константинополе.

Напомню. Западная и Восточная церкви не смогли решить, исходит ли Святой Дух от Бога Отца и от Бога Сына, либо от Бога Отца через Бога Сына.

Этот спор, приведший к расколу, казался мне тогда чисто схоластическим, напоминающим диспуты о количестве ангелов, способных уместиться на конце иглы. И, мне было непонятно то, с какой страстью, и даже яростью велся этот спор, закончившийся взаимной анафемой.

С тех пор прошло 10 лет. И вот мне на глаза попадается другой спор — между двумя средневековыми мистиками — Иоганном Экхартом и Григорием Паламой. Первый, как известно, был немцем, второй – греком — византийцем. Опять, как и с догмой filioque, произошло столкновение двух разных мнений представителей Западной и Восточной церквей.

На этот раз спор шел вокруг образа «искорки», божественной искры.

У Экхарта эта «искорка» возгорается внутри человека сама по себе. Она прорывается изнутри человека прямо к Богу; при этом продолжает присутствовать в самом человеке.
«Душа не действует, не познает и не любит, в ней действует и познает себя сам Бог». Фактически, между Человеком (я не случайно написал с большой буквы) и Творцом устраняется всякая дистанция, человек чувствует подлинное присутствие Бога в душе.

По Экхарту, вся драма христианской жизни заключается в том, чтобы пробиться от человека «самого в себе»: темного, преходящего, к «самому себе» — светлому, вечному, несотворенному. То есть пробиться к своей «искорке», к Богу, который начинает действовать в самом человеке.

Доктрина Григория Паламы заключалась в «вышележащем и нисходящем Божестве». То есть «искорка» возгорается внутри человека не сама собой, а привносится ему извне. Эта «искорка» есть внешний импульс, который дает человеку то, что ему до этого «было не по силам».

Попробуем дать этому спору современное толкование.

Человек в системе координат Экхарта предстает как субъект. Он первичен по отношению ко всем созданным вещам и институтам. Именно от человека, его воли, его «искорки» проистекает любое действие, любая вещь, всякая власть. Именно человек, а не царь или король является источником государственной власти и ее институтов. Она назначается/выбирается им, является вторичной, подотчетной ему. Билль о правах, Конституции являются проявлением суверенной человеческой воли, где человек закрепляет свои права и определяет правила, по которым властители осуществляют управление обществом, и устанавливают границы, за которые ни один начальник не вправе выходить.

Человек замещает Творца здесь, на Земле. Более того, через него в этом мире действует сам Бог. Поэтому человек превращает свой труд в призвание. Ведь его обязанность творить мир, преобразовывать его по законам добра и красоты. Это и есть материализация той самой «искорки», которая возгорается в человеке. И которую он должен удерживать в себе, не дать ей погаснуть и нести в себе всю жизнь…

В системе координат Григория Паламы человек – не субъект, а объект действия божественной силы. Эта сила, энергия, приходит к человеку извне. Она привносится свыше: митрополитом, епископом (епископ по-гречески — надсмотрщик, надзиратель), или царем, губернатором, министром, которые являются проводниками этой «искорки». Именно сверху народу даруются права, которые могут быть приостановлены или вообще устранены.

Таким образом, именно руководители, начальники являются проводниками в народ божественной энергии. Они указывают людям путь, толкают на свершение тех или иных действий. Иными словами, «искорку» человек черпает в ком-то, кто стоит выше его в служебной, мирской или религиозной иерархии. И «искорка» в этой иерархии идет сверху вниз – от самого высокого руководителя через начальников и администраторов среднего и низшего звена пока не достигнет низового человека – рабочего или крестьянина.

В этом смысл так называемой вертикали управления…

Чтобы «искорка» не погасла где-нибудь в пути, не «затерялась» по дороге, ее движение сверху вниз надо сопровождать. Для этого создаются надзорные и контрольные органы, которые следят, чтобы «искорка» присутствовала в деятельности организаций и коллективов.

В такой системе координат от человека не требуется инициатива. Более того, она может быть наказуема, так как способна исказить «первоначальный свет». Главным качеством, которым должен обладать человек – послушание и дисциплина. Не надо рисковать, выдумывать, пробовать… Надо четко следовать спускаемым сверху указаниям и инструкциям.

В контексте доктрины Экхарта – это как бы движение не сверху вниз, а по горизонтали. Люди, объединяются в группы, команды, клубы, кружки (скажем, по контролю над качеством продукции). Они создают товарищества, кооперативы, акционерные общества. Руководители подотчетны, но не перед вышестоящим начальником или государственным контролером, а перед своими акционерами.

Различные формы участия в деятельности предприятия — акции, опционы, бонусы и прочие стимулы делают работников совладельцами компаний. Отношения внутри не иерархические, а партнерские. Задача руководителя не принуждать, указывать, заставлять, а мотивировать, убеждать, вести за собой.

Снизу формируется и система образования. Люди в какой-нибудь европейской деревне вдруг решили, что лучше отдать своих детей некой мадам или фрау, которая образована и умеет находить контакт с детьми, и платить ей деньги, чем заниматься индивидуально с каждым. Появляются школы, потом университеты как независимые от государства структуры. Они возникают как инициативы снизу, формируют свои уставы, правила самоуправления и выбирают ректоров вузов и директоров школ.

На востоке европейского континента школа возникает с указания сверху. «Сверху» же появляются университеты. Не принятием устава, а изданием указа. При этом мысль, что они могут быть независимы в формировании программ обучения, самоуправления, выбора ректора, представляется еретичной, кощунственной.

Теперь для меня по-другому предстала и догма filioque.
«От Бога-Отца через Бога-Сына», говорит византийская традиция. То есть Сын, человек есть лишь пассивный ретранслятор божественной силы.

«От Бога-Отца и от Бога-Сына», утверждает западная традиция. То есть Человек, Бог-Сын является носителем божественного духа самостоятельно, а не только как передатчик не принадлежащей ему энергии.

Дело здесь конечно не в догматическом споре. Ведь он являлся лишь религиозным отражением разных систем ценностей. Поэтому выиграть его нельзя. Но можно ли было как-то попытаться примирить эти два мироощущения? Преодолеть границу двух идейных миров, снять кажущиеся непреодолимые разногласия?

Можно!

И эту попытку в свое время сделал таинственный Гемист Плетон — один из самых таинственных и малоизвестных людей средневековья.

Все началось с небольшого греческого города Мистра. Именно там Гемист Плетон со своим учеником Виссарионом Никейским начали разрабатывать то, что можно назвать программой Нового Времени. Именно там стала прорабатываться концепция, которая позволила бы примирить Запад и Восток, Экхарда и Паламу, решить конфликт вокруг догмы filioque.

Рукопись, в которой Гемист Плетон изложил свои подходы к объединению и примирению двух на первый взгляд непреодолимых мировоззрений, попала после его смерти и падении Константинополя в руки его старого друга и оппонента в спорах патриарха Геннадия. Он читал ее одновременно и с ужасом, и с восхищением, но, в конце концов, принял решение придать ее сожжению…

Гемист Плетон пытался примирить два разных мировоззрения и политически. В 1438 году он, будучи греком византийцем, был включен в состав православной делегации на Ферраро – Флорентийском соборе, который оказался попыткой объединить восточную и западную христианскую церковь – православие и католичество.

Если бы эта миссия увенчалась успехом, православные вполне могли бы объединиться с католиками и сообща противостоять натиску Оттоманской империи, отстояв Константинополь.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *